Меню
16+

«Заволжье». Николаевская общественно-политическая газета. Основана в 1918 году

31.08.2022 16:44 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Забытая Волга. Волга, которую помню я

Автор: Нина ГЕЙДА.

Пристань на Волге, на песке.

Вместо предисловия

В священной книге «Ветхий завет» написано царём Соломоном (Х век до н.э.) много истин. Одна из них: «Время разбрасывать камни и время собирать камни». Эту истину можно трактовать: всему своё время.

Пока мы молоды, жизнь кажется бесконечной, мы запросто забываем вчерашний день и устремляемся в следующий. Но время неумолимо. И вот уже сознаёшь, что тебе «много за…», как сказал наш земляк Вячеслав Сухнев в статье «Драгоценные страницы памяти».

Вот оно — время собирать камни, т. е. оставить свои воспоминания о тех годах, когда мы только-только открывали мир в далёком детстве. Каким он был?

Хочу рассказать о Волге, какой она запомнилась мне.

Отец и мама привели меня к Волге, когда мне было 7 лет, и я сразу и навсегда влюбилась в неё. Не буду делать упор на описание займища. Лучше, чем сказал о нём Анатолий Петрович Токарев, не получится. Вспомню только некоторые моменты. При первой встрече с Волгой предо мной, знавшей до этого только степь, открылась синяя — синяя река с роскошным, золотым от крупного песка берегом, словно пышная коса красной девицы, брошенная вдоль её стройного стана.

Песок только казался жёлтым, а когда возьмёшь его на ладошку и рассмотришь песчинки, они переливаются всеми цветами радуги. Много было ярко красных песчинок, намного меньше синеватых и белых, в основном жёлтые. Песок, тёплый и мягкий, словно пуховая постель! Лежать, зарывшись в него, хотелось часами. И лежала бы, но манила к себе прохладная чистая и быстрая вода. Ступаешь в реку и, сколько ни иди, видишь ступни своих ног. Дно реки гладкое, чистое, слегка в рубчик, видимо от движения воды. На дне видишь множество мелких ракушек и стайки мальков.

Плавать научилась быстро. Больше всего нравилось лечь на спину и лежать без движения. Для этого надо свести ноги вместе, распластать, как крылья руки, и держать голову на одном уровне с туловищем. В таком положении тело несёт быстрое течение. Через какое-то время слышу: зовут родители. Выбираюсь на берег, бегу к ним. Пыталась плыть против течения. Нет! Не хватало силёнок. Настолько оно было стремительным! Прибегала к родным, и вот здесь-то зарывалась в тёплый песок. Всё в мурашках озябшее тело получало удовольствие от теплого солнца на ярко-синем небе. Долго лежать не получалось. Проходил очередной пароход, поднимались волны с белыми барашками, надо было не упустить момент, кинуться в объятья реки, покачаться на волнах.

Волга-кормилица, труженица!

Пароходы, баржи-сухогрузы, танкеры с горючим сновали взад и вперёд… Причём, при встрече они приветствовали друг друга гудками. Можно было наблюдать также связку плотов. С верховьев Волги сплавляли строительный лес в низовья. Связка плотов — удивительное зрелище! Первый плот ведущий. На нём стоит шалашик, горит костер, над которым подвешен котелок, и сопровождающий связку плотов что-то помешивает в нём. Что там? Уха? Каша? Так хотелось узнать!

Детство — самый любопытный возраст человека.

Зимой Волга замерзала. Нас, детей, к ней не пускали. Бьющие ключи поймы представляли опасность для несведущего человека, тем более для ребёнка. Не довелось мне увидеть «спящую Волгу». Зато была свидетелем её пробуждения весной. Оглушительный треск, похожий на взрыв, заставлял людей сказать заветное — «Волга тронулась».

Отец, несмотря на увещевания мамы, вооружился большой палкой для страховки и повёл меня к вскрывшейся Волге. Зрелище завораживающее!

Огромные льдины с шумом неслись по реке, сбивались в кучу, лезли одна на другую, и всё это с огромной скоростью неслось к Каспию. С тайной надеждой спросила у папы: «Можно мне покататься на льдине?» «Отчего же нельзя. Можно! — ответил отец, — Только тогда у меня не будет любимой доченьки, её унесёт в море, а там съедят огромные рыбы». Пришлось согласиться, жалко стало папу. Дома мама принялась его бранить за мои промокшие ноги, а он сказал: «Ноги согреются, а вот ледоход Волги она больше никогда не увидит». Я недоумевала: почему? Вот вырасту большой и одна туда пойду. Ещё не знала крохотная девчонка — красавице Волге готовят погибель.

Вскоре опять пошли речные суда, засветились бакены на мелководьях, задрейфовали плоты. Опять раздавалась удивительная песня пароходов, приветствующих друг друга. «У! У! Уууу!!!», — примерно так разносилась их песня.

Вот, пожалуй, всё, что я могу рассказать о первозданной красавице, трудяге и кормилице Волге.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

16