Меню
16+

«Заволжье». Николаевская общественно-политическая газета. Основана в 1918 году

28.11.2019 09:52 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 92 от 27.11.2019 г.

Он был мне как отец

Автор: Нина Гейда.

Есть люди, общение с которыми оставляет теплый след в душе на всю оставшуюся жизнь. Таким был и остается для меня Михаил Федорович Тупиков.

Помню его с детства.

При встрече говорила: «Здравствуйте», — только и всего. Он – директор второй школы, а я училась в первой. И тогда мне было невдомек, что этот статный, с роскошной шевелюрой человек когда-то заменит мне рано ушедшего из жизни отца.

Шли годы. Настало время, когда мои дочери, придя из школы, с восторгом рассказывали о своем учителе Михаиле Федоровиче, о его умении увлеченно увести ребят в мир знаний.

Потом так случилось – я стала курьером у двух замечательных своих земляков. Дина Владимировна Литвинова, с которой я тесно общалась, попросила отнести какую-то статью Михаилу Федоровичу, в свою очередь он передал ей свои труды, а заодно попросил меня сбегать на почту и что-то там получить, потом – отнести в редакцию заметку. Однажды во время моего визита к Михаилу Федоровичу с очередной книгой от Дины Владимировны он пригласил меня пройти в дом и дать ему совет. Я была смущена! Такой человек и просит дать ему совет меня, малознающую и практически ни в чем не соображающую.

«А как ты думаешь?»… — дальше следовал вопрос, относящийся к литературе и крепко привязанной к ней истории. Такт и педагогический опыт Михаила Федоровича сделали свое дело: я освободилась от смущения и неловкости. Говорили мы долго и увлеченно. Пришло время, и я поняла: Михаила Федоровича интересует мнение каждого человека по тому или иному вопросу. У него — замечательная черта характера, можно даже сказать, не характера, а души: не разделять людей на классы, сословия, вероисповедания, национальность. Перед ним был человек, мнение которого он хотел слышать. Приходилось быть свидетельницей, как он беседовал с мастером пошива обуви, слесарем или с особой, обладающей статусом управленца предприятием или районом. Не потому ли, когда пришлось собирать подписи в поддержку Михаила Федоровича, на моем листе подписались 270(!) человек, и это — за короткое время. Встала на улице, предлагала поддержать учителя, и люди охотно отзывались на просьбу. К сожалению, были годы непонимания бывшими тогда местными властями деятельности этого достойного человека, появились неприятные статьи в прессе, и мы, близкое окружение уважаемого нами человека, встали на защиту. Нас было много – Г.И. Кравец, З.В. Варваровская, М.Г. Урманова, Г.К. Соснина, В.И. Гончарова, А.М. Тупицин, П. Вакуленко…всех не перечесть! Приходили письма от В.Ю. Сухнева, звонки от Н.П. Белянского.

Михаил Федорович воспринимал все спокойно и достойно, а мы старались чаще заглядывать к нему «на огонек». Двери его гостеприимного дома всегда были открыты.

Особенно запомнилась встреча, когда в Николаевск по приглашению «Литературной гостиной» приехал из Волгограда поэт Михаил Зайцев. Мы предложили ему вместо скучной гостиницы остановиться у Михаила Федоровича. Он с радостью согласился.

После встречи в библиотеке отправились к Михаилу Федоровичу.

Заранее приготовлен был казахский анкаль и русские блины. Несколько раз заваривали свежий чай и говорили, говорили… Были: Лариса Ткачева, Нина Михайловна Трофимова, Анатолий Тупицин, хозяин дома – Михаил Федорович, наш гость – Михаил Зайцев, мой муж и я. Получился литературный вечер в стиле 19 века. Вспоминали ушедших поэтов, писателей, их судьбы. Слушали поэта Зайцева. Михаил Федорович делился планами на будущее. Тогда ему было 85 лет. Он не сдавался, работал, работал и работал. И нас заставлял браться за ручку и писать статьи, очерки, воспоминания. Мы вращались вокруг него, как планеты вокруг солнца. «Надо успеть», — говорил он, и дальше следовал план действий.

Он по-отечески относился ко мне. Я могла рассказать ему всё, прислушаться к его мнению, принять безоговорочно его совет. Воспринимала его, как отца. Мой папа был тоже Михаилом Федоровичем, и это совпадение ещё больше усиливало мое дочернее отношение к нему.

Его уход из жизни приняла как личное горе.

На попытки моего мужа Александра и Анатолия Тупицина успокоить меня ответила: «Я второй раз потеряла отца».

Прошло семь лет.

Память, нет-нет, да и возвратит в то время, когда можно было войти в незапертую дверь, заварить чай и долго-долго говорить с дорогим человеком.

Берегите друг друга!

Время быстротечно.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11