17.04.2018 14:46 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 29 от  14.04.2018 г.

Волжский полёт печатного слова

Автор: Евгений МАЛЮТА.

Один из первых номеров районной газеты «Красный пахарь», выходившей в 1921 году.

С 70-х годов XVIII и до 30-х годов ХХ века слобода Николаевская, а затем город Николаевск были крупнейшими населенными пунктами на всем левобережье Волги от реки Еруслан и до самой Астрахани.

Наша слобода быстро завоевала российскую известность и лестное для себя признание как знатной в периодической печати и различных справочных изданиях Российской Империи. В слове «знатной» заключается понимание ее как необычной. Наши, теперь уже далекие предки, укротили, казалось, неподвластный заволжский климат и превратили край в щедрое плодородное подворье. Прежде всего тому способствовала государственная программа нашей великой матушки-государыни Елизаветы Петровны, дочери Петра Первого, по промышленному освоению соленого озера Эльтон. Следом нашел свое воплощение проект крестьянской колонизации пустующих земель на обширном пространстве междуречья Волги и Урала. Сюда не заходили даже кочевники со своими несметными стадами скота в виду полного отсутствия питьевой воды.

Жизнь и дела наших пращуров, исполненных мужества и дерзости, получили в российской периодической печати восхитительные эпитеты. И не только потому, что русскому человеку удалось заложить в фундамент государственности империи еще один опорный камень, но и потому, что здесь сформировалась самобытная среда русской цивилизации со свободным и общинным по характеру трудом, с общинным укладом жизни — так, как нигде по великой матушке России. Эта среда обитания, как магнит, стала притягивать к себе ученых, исследователей, историков, чиновников, военных, писателей, публицистов, путешественников, священников. Они оставили в наследство нам, потомкам заволжских первопроходцев, замечательные печатные труды и бесценные воспоминания о знатной слободе Николаевской. Среди их имен царский посланник — вятский воевода подполковник Н.Ф. Чемодуров, ученые-путешественники И.И. Лепехин, П.С. Паллас, славный мятежник Е.И. Пугачев, великий русский полководец А. В. Суворов, сенатор П.С. Рунич, писатель и публицист П. Свиньин, известный французский романист А. Дюма, выдающийся инженер-железнодорожник П.К. Фролов, саратовские историки А.Ф. Леопольдов, А.Н. Минх и А.А. Гераклитов, многие другие славные имена. Их книги, воспоминания, газетные и журнальные публикации доносят до нас облик нашей слободы, самобытный уклад жизни наших предков в разные годы XVIII — XIX веков. Много сведений, подробностей, интересных фактов и статистических данных о слободе Николаевской содержат энциклопедии, словари и справочники, своды законов Российской Империи. Например, в середине девятнадцатого века в слободе Николаевской проживало столько же населения, сколько в современном городе Николаевске, то есть спустя почти 170 лет!

В то время в губернском городе Астрахани уже выходили в свет газеты и даже журналы. Но они редко писали о жизни уездных городов и практически ничего о селах и хуторах. Тогда редакции газет не имели своих собственных корреспондентов в уездах, и поэтому информация с мест почти не поступала. Исключение составили «Астраханские епархиальные ведомости», первый номер которых вышел в 1873 году. Это издание даже по современным меркам демонстрировало журналистику высокого профессионального уровня. Авторами его были рядовые священники, дьяконы, православные публицисты, учителя, богословы, которые писали не только о приходской жизни, но и о мирской (сельской). Они оставили нам бесценное историческое исследование родного края.

Можем ли мы сегодня, например, представить себе воскресный июльский день1877 года в слободе, накануне уборки урожая? Да так ли это важно, скажет привередливый читатель. Однако ж заставим себя прочитать такое свидетельство на страницах вестника: «Наем рабочих происходит обыкновенно в праздники и особенно в воскресные дни. В дни найма, когда еще совершается Божественная литургия, по улицам слободы Николаевской ходят пьяные толпы рабочих, орущих во всю глотку расейские песни: наемка всегда со стороны нанимателя «могарычами», русским кабацким пойлом, известным под именем «сивухи». Часам к двум все эти наспиртованные рабочие отвозятся нанимателем на немецких фурах в поле, и тогда в слободе Николаевской наступает тишь да гладь…

Интересную картину представляет в воскресный день николаевский базар. Вся сравнительно громадная площадь вокруг церкви во имя святителя и чудотворца Николая и довольно широкая улица по направлению к Троицкой буквально запружена косцами, жнецами, гребцами, продавцами кос, серпов, граблей, деревянных лопаток, которыми точат косы, лошадьми, быками, простыми малороссийскими телегами и немецкими фурами. Особенно бросается в глаза громадная толпа косцов около лавки г. Карпова и далее по улице почти до самой Троицкой церкви. Косцы обыкновенно стоят со своими косами, к которым прикреплены особого устройства большие грабли, поднятыми вверх. Издали представляется как будто бы над головами косцов вырос целый лес.

В винных складах и около них тоже густые толпы; некоторые покупают водку про запас в поле, другие распивают могарычи. Шум и гвалт на базаре страшный, как будто матушка-Волга расходилась в бурю. Рабочих в воскресные дни, по уверению местных жителей, бывает на николаевском базаре до 2000 человек. И не удивительно, такое громадное количество рабочих: иные крупные землепашцы нанимают убирать свои поля по 50 человек».

Признаемся себе, представить такую реальную живописную картину николаевского быта дорогого стоит. В епархиальной печати Астраханской губернии второй половины XIX века – начала ХХ века опубликованы исторические очерки о наших волжских селах и степных хуторах. Авторы их – молчановские священник Михаил Юдин и дьякон Михаил Амитров, кисловский приходской священник Даниил Залесский, слободкинский дьякон Тихон Дмитриевский, николаевский священник Алексей Кулясов и многие другие.

Рост тиражей и числа названий губернских газет в конце девятнадцатого века расширил информированность населения Астраханской губернии, но уездные города все еще оставались без собственных периодических изданий. В то время сила печатного слова настолько была велика, что власти особенно осторожничали с его распространением. Однако ж давал о себе знать технический прогресс в типографском деле. Оно стало получать развитие и в уездах, где заказы на печатную продукцию становились не только престижными, но и широко практикуемыми. У общественности появилась заинтересованность в издании местной газеты.

В слободе Николаевской печатное дело зарождалось в подпольных условиях. «В 1901 году, — вспоминала астраханская революционерка Катанская, — типография находилась в слободе Николаевской, в доме Андрея Хрусталева, против школы, в маленькой темной комнате под полом. Часов в 10 извлекались типографские принадлежности, и мы с Гертопаном, а потом с Андреем, работали часов до 3 – 4-х утра. Здесь были отпечатаны «О писателе, который зазнался» Максима Горького, «Кредо» и «Ответ 17 товарищей по поводу «Кредо». Как вспоминала Катанская, по конспиративным соображениям подпольщики были вынуждены бросить типографию, зарыв ее в землю. А затем через некоторое время знакомая Нина Тарунина написала Катанской, что полиция обнаружила типографию и что пристав Тимофеев уверял в принадлежности ее фальшивомонетчикам.

К подпольной типографии в слободе николаевской астраханская организация РСДРП не имела никакого отношения. По воспоминаниям Катанской, владельцы типографии обслуживали кого-то в центре, скорее всего каких-то партийцев. Астраханская организация РСДРП лишь к 1906 году пыталась установить связи с демократами из числа жителей в Капустином Яру, Баскунчаке, Пришибе и Николаевской слободе. На то время в ней состояло около 75 – 80 человек.

Как видим, у подпольщиков дело не дошло до издания собственной газеты. И вообще вплоть до Октябрьской революции в нашей слободе так и не появилось собственного периодического печатного издания. Видно, давала о себе знать среди чиновников и коммерсантов косность, чисто прагматичное отношение, как бы чего не вышло, да и не к чему бросать деньги на баловство.

Не было до Октябрьской революции и телефонной связи между слободой Николаевской и губернским центром Астраханью, хотя телеграфная связь существовала еще с 80-х годов девятнадцатого века. О жизни в нашей слободе губернская печать писала лишь от случая к случаю. Да и то о делах уголовной хроники. Например, в начале 1905 года газета «Астраханские губернские ведомости» поместила такое сообщение: «Царевское уездное полицейское управление разыскивает хозяев деньгам 16 рублей: две золотые монеты по 5 рублей и два кредитных билета по 3 рубля за №№854029 и 903047 1898 года, двум золотым кольцам 56-й пробы и носовому белому кружевному платку, найденным в слободе Николаевской 21 января 1905 года крестьянкой Прасковьей Яковлевной Козловой».

И до революции находились в нашей слободе честные люди, чуравшиеся присваивать чужое добро.

Исторически наша старинная слобода тяготела к городам Камышину и Царицыну Саратовской губернии. Поэтому местные газеты считали себе за правило сообщать о более или менее значимых событиях в Николаевской слободе.

В конце девятнадцатого века в Камышине уже выходили периодические печатные издания. Жители города традиционно дорожили экономическими, культурными, духовными и родственными связями со слободой Николаевской, поэтому камышинские журналисты охотно публиковали информацию о различных сторонах жизни слобожан в своих газетах. Так, в частности, поступила редакция впервые вышедшей в 1909 году газеты «Камышинские вести» формата А2, издатели которой назвали ее «беспартийным, умеренно прогрессивным органом независимой мысли».

В первом номере, вышедшем 25 января 1909 года, сообщалось: «Газета ставит своею главною задачей беспристрастное освещение вопросов общегосударственного значения и возможно подробную разработку нужд и запросов местной жизни Камышинского и Царевского уездов… Из слободы Николаевской будут печататься корреспонденции двух сотрудников. Подписка принимается в г. Камышине при типографии Г. И. Фадеева и в сл. Николаевской в магазине земледельческих машин К* Реш и Гейниц по Никольской улице». Поскольку газета стала выходить три раза в неделю – по средам, пятницам и воскресеньям – то можно было ожидать самого широкого освещения жизни и быта населения Николаевской слободы. Так поначалу и произошло.

Продолжение в следующем субботнем номере.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

5