28.11.2017 13:19 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 92 от  25.11.2017 г.

Брать и отдавать

Автор: Владимир ПОЛТАВСКИЙ.

В гостях у Светланы Анатольевны Димич мы побывали в первых числах ноября. Один из тематических блоков нашего экологического проекта «Живая степь» посвящен бережному использованию водных биоресурсов, и арендатор промысловых участков в этих вопросах- лучший собеседник и эксперт.

Бывшая база рыболовецкого колхоза им. Степана Разина встретила нас аккуратными клумбами ещё не потерявших краски цветов, добротной оградой и уложенной плитами площадкой. Дождливой осенью грязи в сёлах хватает, и этот островок бетонной тверди как-то особенно радовал глаз. Радушная хозяйка проводила нас в тёплую бытовку, где и состоялся этот разговор.

- Светлана Анатольевна, если о сельском хозяйстве мы рассказываем довольно часто, то рыбный промысел для многих — сфера закрытая, малоизвестная. Расскажите, как работает механизм добычи водных биоресурсов?

- Рыбопромысловые участки распределяются на аукционе, в нашем случае Волго-Каспийским территориальным управлением Росрыболовства. Последний проводился три года назад. При проведении аукциона учитывается ряд критериев, включая официальное трудоустройство работников. Мне, как индивидуальному предпринимателю, по итогам аукциона достались два участка – Быковский (от с. Солодушино до р.п. Быково) и Куринский (от Томатного ерика Левчуновского поселения до Молчановского мыса в районе села Бережновки). Ежегодно определяется квота на вылов определенных видов рыбы. Наша задача, как держателей квот, организовать процесс лова и дальнейшей реализации продукта. На сегодняшний день у меня трудятся 37 рыбаков и два водителя. Здесь, на базе, мы принимаем рыбу, сортируем, отправляем клиентам на реализацию, на переработку или закладываем в холодильные камеры на хранение. Всего у нас их пять общей емкостью около 60 тонн.

- Рыболовы-любители давно просили меня узнать, не будут ли введены ограничения на посещение ими водоёмов в связи с такой системой распределения участков?

- Распределение рыбопромысловых участков на любительское рыболовство никак не влияет, водоемы для простых граждан остаются доступны без ограничений. Но, как всегда, у медали две стороны. Чинить препятствий мы любителям не можем, но за состояние участков отвечаем. А многие любители ведут себя на водоёмах по-варварски, оставляют после себя мешки, мусор, бутылки, сети бросают. Здесь, в Политотдельском, возле насосной мы весной целый прицеп мусора собрали и вывезли.

- Кризис последних лет отразился на вашем бизнесе?

- Если можно так сказать, он догнал нас в этом году. В 2016-м больших трудностей с реализацией не было, а в этом случился провал. К тому же обострилась конкуренция на рынке, а мы значительно уступаем, прежде всего, по объемам промысловикам Цимлянского водохранилища, Казахстана, Астрахани, Дагестана. В этом году осенний ход рыбы задержался. На юге рыбаки уже тоннами ловили судака, у нас он ещё не пошел. А первый товар на рынке всегда дороже, когда идёт массовый свал, цена падает. Ждём морозов, тогда ситуация должна выправиться.

- Этот вопрос я задавал всем, кто так или иначе связан с рыболовством: рыбы стало больше или меньше?

- Трудно однозначно ответить. В целом есть ощущение, что меньше, но год на год не приходится. Промысел ведь серьёзно зависит от многих факторов. Бывает, что очень хороший сезон по уловам у рыбаков, бывает откровенно слабый. Например, в этом году сильно колебался уровень воды в водохранилище, сети постоянно забивались грязью, мусором, путались, отсюда и результат плохой.

- А как, по-вашему, обстоит дело с браконьерством? Ведь далеко не все рыбаки работают официально. Какую помощь в борьбе с нелегалами оказывают инспектора рыбоохраны?

- Браконьерство, к сожалению, имеет место быть. Причем я не считаю браконьером пенсионера, который выплыл на резиновой лодке, поставил две сети, чтобы себе на пропитание поймать да куму угостить. Настоящий преступник – это тот, кто не рыбу ловит, а грабит природу: километрами ставит сети в обход установленных квот, тоннами потрошит щуку на икру весной, массово отстреливает сазана ружьями для подводной охоты, пользуется электроудочками.

Браконьеры и нашу экономику подрывают серьёзно. Я ведь плачу зарплату работникам, налоги в бюджет, содержу базу. Всё это увеличивает стоимость продукции. Браконьер же ничего никому не платит, ему нужно быстро урвать куш, его практически любая цена устраивает. Как следствие, страдаем мы, легальные производители.

Что касается помощи инспекторов, то хотелось бы, чтобы она была более ощутимой, чтобы контроль вёлся не только за промысловиками, но и за реальными браконьерами, которых хоть отбавляй.

- Рыбный промысел в советские годы был целой системой, которая заботилась не только об изъятии биоресурсов, но и об их воспроизводстве. На мой взгляд, главным принципом тех, кто зарабатывает на дарах матушки-природы, должен быть «брать и отдавать».

- Мы тоже это понимаем. В прошлом году собирались привезти и выпустить здесь, в заливах, молодь толстолобика и сазана. Уже договорились, готовы были оплатить, но у одних поставщиков случились проблемы с качеством малька по заболеваемости, с другими не получилось уладить вопрос транспортировки. В этом году предварительно контакт снова наладили, в следующем сезоне постараемся эти планы реализовать.

Всё упирается в экономику, рассчитывать ведь приходится только на свои силы и возможности, а они не безграничны. Когда я выкупила базу бывшего колхоза, это был лишь старый домик и гаражи со складами. Не было ни холодильников, ни техники надежной. Рыба – товар скоропортящийся, сколько раз терпела убытки при поломках, вспомнить страшно. Знали бы завистники, как тяжело поднимать бизнес почти с нуля. На первых порах с одним рыбаком только договор был.

Постепенно процесс наладился, появилась какая-то прибыль, начали вкладывать. Приобрели, в первую очередь, холодильники, технику обновили. Дальше занялись обустройством базы, оборудовали небольшую столовую для работников, баню. Вот ограду в этом году сделали, плиты у въезда уложили, скамейки поставили, цветники разбили. Хочется, чтобы не только производство стабильно работало, но и глаз радовался.

Возвращаясь к воспроизводству рыбных запасов, опять же вопрос с любителями встаёт. Их сегодня очень много. Допустим, привезли мы малька, выпустили. Большую часть едва подросшей молоди они просто выловят, не дав рыбе набрать вес, дожить до репродуктивного возраста. А ограничить их в правах мы не можем. Да и не каждый любитель рыбалки чтит установленные общие правила по нормам вылова, разрешенным орудиям лова, не говоря уже о нормах морали и нравственности. Иные и сетей наставят, и чужие не прочь протрясти. Рыбаки сильно жалуются на воровство как самих сетей, так и рыбы из них. Бывает, увидев на водоёме несколько лодок так называемых любителей, промысловики не проверяют сети, чтобы не обозначить место их нахождения. В некоторые заливы они из-за этого не хотят вообще заходить, например, в Чмыри, Алешкин.

Поймать вора почти не реально, рыболовство, как профессия, — это очень тяжелый труд, рыбаку надо отдыхать днём, а не караулить снасти. Как правило, бессильны и правоохранительные органы, собрать по таким делам доказательную базу почти невозможно. У нас довольно либеральное законодательство. А безнаказанность, как известно, порождает вседозволенность, благодаря которой браконьерство буквально процветает

- Вы затронули правильную тему, я бы назвал это – экология души. Безобразные картины порой встречаешь на местах стоянки рыбаков и охотников. Кажется, ничего святого у таких людей нет в сердце. Но ведь старшее поколение рыбаков, с некоторыми из которых мне удалось поговорить, отмечает, что и профессионал нынче измельчал – оставляет часто сети в воде или бросает прямо на льду. В том же Козынячем, где любители зимой «душат» карася, к марту на льду валялось много перепутанных сетей промысловиков, никто не удосужился их выбросить законным и безопасным для природы способом. Вы как-то пытаетесь с ними говорить на эту тему?

- Не всегда в данных случае стоит грешить на совесть рыбаков. Сети, к примеру, может скрутить ветром, забить травой и камышом, она может вмёрзнуть в лёд. Такое случается.

Однако я допускаю, что не все рыбаки бережно относятся к окружающей среде, водоёму. Контролировать эти моменты трудно. Здесь, может быть, нужно говорить не о низкой нравственности представителей отдельной профессии или группы населения, а о болезни всего общества, тех установках, которые ему прививаются. Взять тот же мусор, а где его сегодня нет? Захламляют и улицы, и лесополосы, и парки, ломают всё, крушат. Чтобы исправить ситуацию, нужно ставить более масштабные воспитательные задачи и не на нашем уровне.

- На одном из совещаний по развитию сельских территорий в числе озвученных проектов услышал и ваш. Какие планы по расширению производства?

- Для себя я поставила две большие задачи на перспективу. Первая — это сделать закрытую Менту проточной, уложив в дамбу с политотдельской стороны трубу большого диаметра. Это место – прекрасное нерестилище для рыбы с подходящими глубинами. Мы узнавали, ни у кого на балансе дамба не стоит, то есть она, по сути, ничья. Но, с одной стороны, нужно учесть интересы тех людей, что живут на острове. Их нельзя надолго оставлять без связи с большой землёй, то есть нужно сделать всё очень быстро. С другой стороны, у нас в России часто так бывает, что пока не трогаешь, никто и тебя не трогает, а стоит взяться за дело, тут же контролёры набегают, гора нарушений обнаруживается.

Кроме того, это ещё и вопрос денег. По минимальным прикидкам эта работа обойдётся в миллион рублей. Такую сумму выдернуть из оборота непросто.

Вторая мечта – это наладить переработку рыбы, солить, вялить, коптить на месте. Можно найти средства на закупку оборудования, его наладку, но есть сомнения по части реализации. В любом бизнесе это сегодня главная проблема.

- Спасибо за беседу. Пожелаем вам успехов в реализации задуманного.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

15